Вторник, 16.10.2018

Шебалинская районная газета "Сельская Новь"

Меню сайта
Категории каталога
Малый бизнес [138]
За культуру наших сел [107]
Духовная миссия [84]
Здоровье [126]
Права человека [111]
Образование [111]
Из редакционной почты [572]
Наши интервью [141]
Спорт [88]
Объявления [548]
Консультации специалиста [455]
Сельское хозяйство [64]
Анонс [29]
Анонсы предстоящих событий
Хроника событий [540]
Дайджесты событий
Друзья сайта
Наш опрос
Каким интернетом вы пользуетесь?
Всего ответов: 254
Главная » Статьи » Сельское хозяйство

З Е М Л Е У С Т Р О Й С Т В О
Со времени массового заселения территории Горного Алтая ( конец 19 начало 20 веков), на повестку дня вышел главный вопрос: как обустроить переселенцев, чтобы интересы вновь прибывших не вызвали волны протеста среди коренного населения.
Нельзя сказать, что это был новый вопрос для центрального правительства и самой Томской Губернии. С начала 19 века и до его конца принимались меры по регулированию земельных отношений Однако они не давали того результата, на который они были рассчитаны, потому что не всегда учитывали действительное экономическое состояние, а главное – не доводились до конца. Первый из таких документов был принят в 1822 году. Закон ( Указ царя) назывался « Учреждение об управлении Сибирских Губерний».В нем для инородцев четко определено «Владение земли по древним правам утверждается за ними . Далее говорится « …С тем, чтобы окружность каждым племенем владения была определена».
Таким образом закон не только сохранял за инородцами земли их фактического пользования и владения, но и налагал на государственную власть обязанность установить границы владения землей.( термин – окружность).
Если первая часть закона была выполнена , то вторая ( установления границ землепользования) оставалась невыполненной свыше 80 лет, т.е. до начала двадцатого века.
Из-за этого закон оказался бессильным оградить местное население от захватов со стороны пришельцев., хотя в законе имелась специальная статья воспрещающая посторонним « …пользование инородческими землями иначе, как с согласия самих инородцев и по договору с ними».
В другом документе: « за сею чертой никаких заселений крестьянских, в стеснение калмыкам и в противность Высочайшего Указа 1822 г. Июля 22 , без дозволения тех калмык не делать»
Но заселение продолжалось и безо всякого на то дозволения, поэтому в дальнейшем делаются попытки регулирования процесса. В 1878 году Губернией было определено 26 мест (пунктов) на территории Горного Алтая в которые разрешалось переселиться русским. Часть этих пунктов лежит на Чуйском тракте( большая часть), Уймонской долине-7, а также в долинах Белого Ануя и Чарыша. Были выработаны особые временные правила водворения русских в намеченных пунктах и они были открыты для всех желающих.
Места для будущих поселений были выбраны настолько неудачно, что двенадцать из намеченных поселков оказались совершенно непривлекательными для поселенцев, а из оставшихся 14, некоторые за три десятилетия могли привлечь к себе лишь несколько семей. Но заселение продолжалось и шло в других местах, пример тому Ильинское. .Ещё цитата из отчета по заселению: «...Этот малоудачный опыт колонизации инородческого района русскими элементами сопровождался не только изъятием в некоторых пунктах, как например Онгудай, Туекта, Абай и др. из инородческого владения лучших земель, наиболее пригодных для земледельческой культуры, но и разорением инородцев, как это было с инородцами по р.Белому Аную…»
Следующим шагом к урегулированию земельных отношений было принятие в 1896 году закона «Об урегулиронии земельных отношений в Сибирских Губерниях» и 22 мая 1899 года с некоторой корректировкой первого. В последующем все ссылки будут именно на эти законы...
Итак, мы подошли к 20 веку, и видим, что проблема наделения крестьян землей в Сибири и у нас в Горном Алтае не только назрела, можно точнее сказать, перезрела.
Несмотря на это, к практической работе по землеустройству приступили лишь в 1912 году .Прошло более десяти лет после принятия законов! Почему снова задержка, имеется в виду у нас в Горном Алтае?
Дело в том, что по тому и другому названным законам землеустройство должно пройти в местах, где местное население признано оседлым. В материалах же первой экспедиции, работавшей в 1897-1899 годах под руководством Швецова С.П. ( см. книгу Швецова «Горный Алтай и его население» изд. Барнаул, 1900 г.) основная часть алтайского населения признана кочевым. Кстати, в то время алтайцев делили на три категории: оседлые, кочевые и бродячие. К бродячим относили жителей черневой тайги и Телецкого озера, основным занятием которых была охота, сбор кедрового ореха и рыболовство.
Поэтому поводу разгорелись нешуточные споры, в результате которых власти вынуждены были направить ещё одну экспедицию, выводы которой были противоположными первому, т.е предгорья и центральная часть Горного Алтая признана с оседлым населением, значит можно проводить землеустройство.
После краткого экскурса в историю, думаю, будет понятней дальнейшее изложение, главная цель которой показать, как проходило землеустройство на примере моего родного села Ильинки.
Я уже говорил, что массовое заселение здесь началось в начале 90-х годов 19 века, по некоторым же документам можно говорить и о 80-х годах того же столетия и даже ранее.
Землеустроительная комиссия работала в 1912 году. Окончательный же акт отвода наделов был подписан в конце 1913года Землеустройство начиналось со схода села, где избирали доверенных лиц в состав комиссии, завершалось тоже сходом, где закрепляли акты комиссии. Для примера приведу решение схода с. Арбайта ( которого ныне нет).
ПРИГОВОР ( так называлось решение- прим. авт )
-1912 года, ноября 27 дня. Мы нижеподписавшиеся инородцы села Арбайты 2,3 и 4 алтайских дючин Бийского уезда, быв сего числа в общем собрании на сельском сходе от числа 40 домохозяев в присутствии Помощника родового старосты Сырга Чабаева, на каковом сходе имели суждение относительно избрания из среды своего общества доверенных лиц при землеустройстве нашего общества села Арбайты, по обсуждению этого вопроса мы бывшие на сходе все единогласно постановили: избрать и избрали из среды своей доверенных лиц при землеустройстве своих однообщественников инородцев, а именно:
Ивана Федорова Акулова
Ивана Михайлова Кедрешева
Игнатия Егорова Акпашева
Ивана Андреева Чичинова
Василия Степанова Максимова.
Которым настоящим приговором уполномачиваем быть при землеустроительных работах нашего общества, при этом привосокупляем, что избранные нами лица под судом не были и не стоящих, поведения хорошего, в том и подписались(.Перечислены фамилии всех присутствующих – прим авт)
За неграмотных по личной просьбе и за себя расписались: Василий Чичинов, Родион Чичинов, Гаврил Чичинов, Киприян Сортыяков, Петр Бичаков, Филипп Кондратьев, Самойло Рыспаев, С.Чичинов.
Настоящий приговор постановлен в присутствии моем,что и свидетельствую
Помощник родового старосты Сырга Чабаев» Поставлена его печать.
Подобные решения принимались во всех селениях.
В Ильинке сход проходил несколько раньше арбайтинцев – 14 мая 1912 года, где уполномоченных было избрано шесть человек – по три человека от каждого земельного общества ( русского и алтайского): Яков Шипунов, Михаил Клепиков, Дмитрий Громоздин, Алексей Шаманаров, Николай Куйруков, Василий Чичинов.
В этом году не все желающие получили землю по разным причинам: кто-то приехал в год землеустройства, .кто –то не имел справки с прежнего места жительства о том, что он не наделялся там землей.( Речь о тех, кто переехал из степной части Бийского уезда- уезд то один). Приведу пример:
-В землеустроительную комиссию, имеющую быть в селе Ильинском 28 ноября сего 1912 года. Крестьянина Вятской Губернии и уезда, Филипповской волости, проживающего в селе Ильинском ведения 2,3 и 4 Алтайских дючин Дмитрия Ивановича Чурина
Заявление
Переселившись из России приобрел свой дом в селе Ильинском. В первое землеустройство Томской Губернии я не попал, а потому поспешил переехать в такую местность, где земля ещё не была нарезана. А посему покорнейше прошу комиссию дать землю с крестьянами села Ильинское.» Он и ещё 16 человек не получили землю в этом году, но им все равно выделили позднее. Не могу не остановиться на судьбе Чурина Д.И.Он оказался очень работящим и предприимчивым человеком. К 1917 году имел уже свой двухэтажный дом, как и у купца Ефима Бунина, занимался выделкой овчин, земледелием. Желая, наверное, спасти себя и хозяйство, он в двадцатые годы вступает в члены ВКП(б), но позднее волна репрессий не обошла и его. Вернемся к теме.
Конечно, крестьяне не сидели безропотно и ждали, когда же им официально дадут землю. Их деятельная натура не позволяла сидеть без дела. Как в народе говорят «не мытьем, так катаньем» они брали землю, как с разрешения инородцев, так и без в Курзуне, Мариинске, Арбайте, Гремишке и др. местах.Писали свои письма и жалобы в Бийск, Томск и даже в столицу Санкт-Петербург, где земельными делами ведало Министерство Внутренних Дел. Тому есть подтверждение.
«Томскому Губернатору…
-Из переписки,сообщенной Вашим Превосходительством от11 июня сего года за № 5823, по ходатайству проживающих в с. Ильинском, Алтайской дючины, Бийского уезда крестьянина Шипунова и других в числе 36 человек о причислении их к названному селению усматривается, что коренное население означаемого села крещенные – инородцы- калмыки, не взирая на совершенно оседлый образ жизни, считаются тем не менее кочевыми, какое обстоятельство служит главным препятствием к причислению к их обществу упомянутых выше просителей по отсутствию закона, разрешающего крестьянам и прочим сельским обывателям причисляться к обществам кочевых инородцев…
За министра Внутренних дел
Товарищ министра Лыкошин».
Из Губернии последовало следующее предписание:
-Крестьянскому Начальнику 4 участка МВД 22 января т.г. за №1927 сообщило, что перечисление кочевых инородцев, получающих земельные наделы по законам от 23 мая 1896 года и 31 мая 1899 в разряд оседлых следует производить незамедлительно и не ставить его в зависимость от времени выдачи им отводных записей.
Об этом сообщаю Вам для сведения и руководства в дополнение к предложению от13 декабря м.г. за №9668.
Губернатор, камергер
Высочайшего двора ( подпись)
Контроль за исполнением предписаний в Губернском управлении был поставлен, чувствуется, на должном уровне, потому что не получив своевременного ответа из Бийского уезда. Туда шлют следующий документ:
Крестьянскому начальнику 4 участка Бийского уезда
-Не получая до сего времени исполнительные сведения на предложение от 11 марта 1909 года за № 2110 по вопросу об устройстве в с.Ильинском кр. Шипунова и других, крестьянское отделение просит Ваше Высокоблагородие доставить означенныя сведения в самом непродолжительном времени, или донести о причинах, препятствующих доставлению их.
Томское Губернское Управление
Непременный член Барок.
Обращение Ильинских крестьян как видим, ускорило процесс наделения их землей.
Несмотря на официальное разрешение властей о переселении, коренное население считало себя ущемленным в правах на землю и пыталось как то противиться этому. А кое где скрыто саботировать. Такой вывод следует из письма Крестьянского Начальника Родовому старосте 4-Й Алтайской дючины Улачи Костанкину:
-Крестьянин, проживающий В Мукур-Черге Манойла Буньков заявил мне, что родовой староста 28 марта с,г, объявил ему какое-то распоряжение Господина Томского губернатора о том, чтобы зайсаны крестьянам землю в арендное пользование не давали. С родовым старостой был какой-то писарь из инородцев.
Предлагаю Вам немедленно представить мне по сему разъяснительные сведения, а также донести какое распоряжение объявилось 28 марта и с каким писарем был староста.
Конечно, в данном случае был явный обман Бунькова. Но такие протестные настроения были повсюду, только проявлялись они по-разному. Если посмотреть на список селений Песчанской волости, то увидим такие названия: «Барагаш русский», «Барагаш инородческий», «Ильинка русская», «Ильинка инородческая». Почему? Да потому что там образовалось по два земельных общества – русское и алтайское.
Об этом четко изложено в Объяснительной записке руководителя землеустроительных работ, в нем говорится:
-…Обе группы населения с. Ильинского – инородцы и русские вели хозяйство совместно, никакой тенденции к обособлению не замечалось. Огороженная поскотина была в совместном пользовании, сенокосы и пашни были разбросаны у тех и других по всей даче.
Русское наделяемое население выражало желание получить один общий надел.
Инородцы же боясь полной зависимости от более сильной численно и экономически русской группы, определенно заявили просьбу в получении обособленного от русских надела. До землеустройства инородцы, считая себя хозяевами земли, могли диктовать русским пришельцам условия пользования землей и те подчинялись. Теперь же обе группы уравнивались в правах. Не желая раствориться в русской массе, инородцы заявили желание получить особый надел. Была поставлена трудная задача установить границы раздела как угодий, так и усадебной оседлости.
Однако после больших и долгих прений, удалось склонить обе группы населения к обоюдному полюбовному соглашению. Делящиеся пришли к соглашению разделить не только угодья общего пользования, но и село с тем, чтобы инородцы и русские перенесли усадьбы каждый в свой надел.
Инородцы, чтобы добиться согласия русских о сносе усадебной оседлости каждому в свой надел, пошли на большие уступки против того, на что имели право на основании собранных данных о землепользовании. Сознавая всю трудность сноса построек обе группы не могли, конечно, не учесть всей целесообразности такой меры. Какое же будет спокойное и бесспорное пользование в будущем, когда в инородческом наделе будет 38 усадеб русских и наоборот, в русском наделе 16 усадеб инородцев. Споры, ссоры и судьбища имели бы место без конца. Или усадьбы должны были быть снесены, или обе группы должны были получить, по крайней мере, общий выгон. На совместное наделение с русскими инородцы не соглашались, Поэтому приходилось настаивать на сносе построек.
В конце концов обе группы пришли к полному соглашению о разделе и закреплении всё это приговором от 1 июля 1912 года за № 11.Так как некоторые из русских домохозяев, усадьбы которых находились в пределах намеченного инородческого надела, отсутствовала на сходе, то мною отобраны от них особые подписки о согласии перенести усадьбы в русский надел.
Границы пройдены бесспорно, за исключением Арбайтинского, где Арбайтинцы заявили претензии на Куйлу, включенной в Ильинский надел. Граница здесь пройдена строго по землепользованию с необходимым обменом мелких чрез полосно расположенных угодий той и другой стороны, причем со стороны Ильинцев отошло в пользу селения Арбайтинского 12.75 дес. И наоборот 12.30. Поэтому претензия Арбайтинского общества на означенную землю представляется неосновательной.
На каждую наделяемую душу проектировано по 15 десятин удобий.
ДОПРИНЯТИЕ.
-Против 15 десятин нормы в инородческом наделе оказался избыток земли площадью 506.42 дес. Приговором от17 сентября 1912 года за № 13 инородческое общество просит всю излишнюю землю оставить в наделе обязуясь допринять 34 души. Принимая во внимание, что по расположению угодий постоянного пользования отрезку произвести нельзя без нарушений хозяйственных интересов данного общества, ходатайство это следует поддержать пред Общим Присутствием Томского Губернского Управления.
Тем более, что в с. Ильинском есть уже готовый на допринятие контингент лиц, не получивших надела по формальным признакам….
Производитель работ Ключевский.»
Думаю, что комментировать производителя работ нечего. Он полно и откровенно раскрыл все проблемы,которые встали перед землеустройством в то время. Сделаю лишь некоторые пояснения. «Инородческое общество» нельзя воспринимать как чисто алтайское национальное. Оно возникло раньше русского и в нем состояли те, кто переселился раньше других, в нем состояло как минимум десяток русских семей к началу 20 века, а ко времени землеустройства значительно больше, они то и были опорой в споре на сельском сходе.
Часть семей осталась недовольной результатами землеустройства, их поддержала местная землеустроительная комиссия, которая пыталась оспорить результаты в Томском Губернском управлении. Губерния поддержала решение схода и мнение Ключевского, не нашла оснований для удовлетворения жалобы.
Он (Ключевский), например, говорил: « С мнением большинства членов комиссии о частичном изменении проекта раздела общего пользования инородцев и крестьян с Ильинского согласиться не нахожу возможным по следующим основаниям:
…. Инородцы, чтобы добиться от русских согласия на сносе построек уступили им больше того, на что имели право русские».
Следующий аргумент комиссии: « Материальная сторона при сносе усадеб может оказаться не под силу большинству русских крестьян»
Ответ Ключевского: « …но выходит под силу инородцам, усадьбы которых, кстати сказать, гораздо хозяйственно устроены, чем у русских».
Вот тебе и кочевники! Конечно, не везде было так, Но тем не менее возникает гордость за алтайский народ, который мог в то время ( да и сейчас примеров уйма) так работать и обустраивать быт лучше, чем соседи. Теперь о сносе усадеб. Решение было снести и построить заново в своем наделе. С высоты времени оно выглядит как то нелепым, но не будем строго судить наших предков. Они , наверное, действительно почувствовали угрозу потери своей земли и пытались оградить себя от разорения.
К счастью , или нет, но сносов и переездов не состоялось. Какие на то были причины? Во первых указанная выше жалоба. Она была разрешена к концу 1913года..Окончательный акт отвода наделов был подписан 30 ноября 1913 года, где значатся подписи Крестьянского Начальника 4 Участка , Производителя работ, Старост села (русского) – Ковязина Степана Еремеевича, инородческого Табакаева Федора Ивановича ( в 1912 году инор. Старостой был Истомин Даниил).
Во вторых – наступил известный всему миру 1914 год. Война.
В результате землеустройства в русском наделе ( 4975 дес. удобной земли), по нынешнему – пашни, получили землю 332 души мужского пола, как и было намечено – по 15 десятин на душу. Всего 4 семьи отказались от надела.
В инородческом наделе 2542 дес. (удобий) на 104 души мужского пола.- по 24.4 дес. на душу. Здесь получились излишки, поэтому и принято решение о допринятии новых членов. Статистика , как видим, того времени не учитывала детей, а их было в каждой семье много, женщин,то число жителей с Ильинского к 1914 году, с учетом Курзуна, Арбайты, Гремишки намного превышала уровень сегодняшнего дня..Но удивительно , всем хватило земли!
Сложно проходило землеустройство и у соседей Ильинцев – Барагаше. Те же страсти, такое же принято решение. Отличие было в том, что на первом сходе в Барагаше решения никакого достичь не удалось. Об этом говорит такой документ.
РАПОРТ
-Его Высокородию Господину Крестьянскому начальнику 4 участка.
Вследствие личного поручения Вашего Высокородия Родовое Управление при сем предоставляет Вашему Высокородию жалобу от инородцев заселка Барагаш – Аргокова вместе с постановлением по сему предмету Актом Родовых старост от11 мая и доносит, что мира между инородцами с русскими, проживающими в названном выше заселке не состоялось.
При чем большая часть калмык 3 дючины было и соглашались на окончание дела с русскими миром, но инородцы ни под какими предлогами не соглашались говоря, что Вам нас не усмирить никогда.
Родовой староста 4 дючины: Костанкин
Письмоводитель ( подпись).
Конечно, и усмирились позднее и договорились, как провести раздел земли.Нам важно знать свою историю, делать из этого выводы. События тех лет в Ильинке и Барагаше, мне кажется, напрочь отметают легенду о «забитости,. полной неграмотности» алтайцев.С каким достоинством и честью они вели себя в тот период, защищая свои права. И ведь защитили!
Теперь о цене за землю. Может сложиться впечатление, особенно у молодого поколения, что раз наделяли землей, значит отдавали её в частную собственность. Дело было не так.
Все земли Горного Алтая и их недра принадлежали «Кабинету ЕГО Величества», т. е. царю. В народе просто называли «кабинетными», поэтому землю отдавали в аренду крестьянам. В главе 12 договора аренды было записано:
- За отведенный по настоящей записи земельный надел инородцы с. Ильинского обязаны платить оброчную подать, а за лесной надел – особый лесной налог на общих основаниях в размере и порядке, определенных законом».
Подобная запись и в договоре с русским земельным обществом.
Два земельных общества бок о бок прожили до 1919 года. Что отражено, как уже сказано выше, в названиях сел, затем они, формально, были распущены, но фактически, каждый крестьянин работал на «своей» земле, наделенной ему в 1912 году. Впереди моих земляков ждали новые испытания, землеустройство 1925 года, которое проходило тоже в ожесточенных спорах, но в интересах крестьян, потом передел земель начала 30-х и начала 90-х, при которых уже желания крестьян никто не спрашивал.
А. Чичинов г. Горно-Алтайск
об управлении Сибирских Губерний».В нем для инородцев четко определено «Владение земли по древним правам утверждается за ними . Далее говорится « …С тем, чтобы окружность каждым племенем владения была определена».
Таким образом закон не только сохранял за инородцами земли их фактического пользования и владения, но и налагал на государственную власть обязанность установить границы владения землей.( термин – окружность).
Если первая часть закона была выполнена , то вторая ( установления границ землепользования) оставалась невыполненной свыше 80 лет, т.е. до начала двадцатого века.
Из-за этого закон оказался бессильным оградить местное население от захватов со стороны пришельцев., хотя в законе имелась специальная статья воспрещающая посторонним « …пользование инородческими землями иначе, как с согласия самих инородцев и по договору с ними».
В другом документе: « за сею чертой никаких заселений крестьянских, в стеснение калмыкам и в противность Высочайшего Указа 1822 г. Июля 22 , без дозволения тех калмык не делать»
Но заселение продолжалось и безо всякого на то дозволения, поэтому в дальнейшем делаются попытки регулирования процесса. В 1878 году Губернией было определено 26 мест (пунктов) на территории Горного Алтая в которые разрешалось переселиться русским. Часть этих пунктов лежит на Чуйском тракте( большая часть), Уймонской долине-7, а также в долинах Белого Ануя и Чарыша. Были выработаны особые временные правила водворения русских в намеченных пунктах и они были открыты для всех желающих.
Места для будущих поселений были выбраны настолько неудачно, что двенадцать из намеченных поселков оказались совершенно непривлекательными для поселенцев, а из оставшихся 14, некоторые за три десятилетия могли привлечь к себе лишь несколько семей. Но заселение продолжалось и шло в других местах, пример тому Ильинское. .Ещё цитата из отчета по заселению: «...Этот малоудачный опыт колонизации инородческого района русскими элементами сопровождался не только изъятием в некоторых пунктах, как например Онгудай, Туекта, Абай и др. из инородческого владения лучших земель, наиболее пригодных для земледельческой культуры, но и разорением инородцев, как это было с инородцами по р.Белому Аную…»
Следующим шагом к урегулированию земельных отношений было принятие в 1896 году закона «Об урегулиронии земельных отношений в Сибирских Губерниях» и 22 мая 1899 года с некоторой корректировкой первого. В последующем все ссылки будут именно на эти законы...
Итак, мы подошли к 20 веку, и видим, что проблема наделения крестьян землей в Сибири и у нас в Горном Алтае не только назрела, можно точнее сказать, перезрела.
Несмотря на это, к практической работе по землеустройству приступили лишь в 1912 году .Прошло более десяти лет после принятия законов! Почему снова задержка, имеется в виду у нас в Горном Алтае?
Дело в том, что по тому и другому названным законам землеустройство должно пройти в местах, где местное население признано оседлым. В материалах же первой экспедиции, работавшей в 1897-1899 годах под руководством Швецова С.П. ( см. книгу Швецова «Горный Алтай и его население» изд. Барнаул, 1900 г.) основная часть алтайского населения признана кочевым. Кстати, в то время алтайцев делили на три категории: оседлые, кочевые и бродячие. К бродячим относили жителей черневой тайги и Телецкого озера, основным занятием которых была охота, сбор кедрового ореха и рыболовство.
Поэтому поводу разгорелись нешуточные споры, в результате которых власти вынуждены были направить ещё одну экспедицию, выводы которой были противоположными первому, т.е предгорья и центральная часть Горного Алтая признана с оседлым населением, значит можно проводить землеустройство.
После краткого экскурса в историю, думаю, будет понятней дальнейшее изложение, главная цель которой показать, как проходило землеустройство на примере моего родного села Ильинки.
Я уже говорил, что массовое заселение здесь началось в начале 90-х годов 19 века, по некоторым же документам можно говорить и о 80-х годах того же столетия и даже ранее.
Землеустроительная комиссия работала в 1912 году. Окончательный же акт отвода наделов был подписан в конце 1913года Землеустройство начиналось со схода села, где избирали доверенных лиц в состав комиссии, завершалось тоже сходом, где закрепляли акты комиссии. Для примера приведу решение схода с. Арбайта ( которого ныне нет).
ПРИГОВОР ( так называлось решение- прим. авт )
-1912 года, ноября 27 дня. Мы нижеподписавшиеся инородцы села Арбайты 2,3 и 4 алтайских дючин Бийского уезда, быв сего числа в общем собрании на сельском сходе от числа 40 домохозяев в присутствии Помощника родового старосты Сырга Чабаева, на каковом сходе имели суждение относительно избрания из среды своего общества доверенных лиц при землеустройстве нашего общества села Арбайты, по обсуждению этого вопроса мы бывшие на сходе все единогласно постановили: избрать и избрали из среды своей доверенных лиц при землеустройстве своих однообщественников инородцев, а именно:
Ивана Федорова Акулова
Ивана Михайлова Кедрешева
Игнатия Егорова Акпашева
Ивана Андреева Чичинова
Василия Степанова Максимова.
Которым настоящим приговором уполномачиваем быть при землеустроительных работах нашего общества, при этом привосокупляем, что избранные нами лица под судом не были и не стоящих, поведения хорошего, в том и подписались(.Перечислены фамилии всех присутствующих – прим авт)
За неграмотных по личной просьбе и за себя расписались: Василий Чичинов, Родион Чичинов, Гаврил Чичинов, Киприян Сортыяков, Петр Бичаков, Филипп Кондратьев, Самойло Рыспаев, С.Чичинов.
Настоящий приговор постановлен в присутствии моем,что и свидетельствую
Помощник родового старосты Сырга Чабаев» Поставлена его печать.
Подобные решения принимались во всех селениях.
В Ильинке сход проходил несколько раньше арбайтинцев – 14 мая 1912 года, где уполномоченных было избрано шесть человек – по три человека от каждого земельного общества ( русского и алтайского): Яков Шипунов, Михаил Клепиков, Дмитрий Громоздин, Алексей Шаманаров, Николай Куйруков, Василий Чичинов.
В этом году не все желающие получили землю по разным причинам: кто-то приехал в год землеустройства, .кто –то не имел справки с прежнего места жительства о том, что он не наделялся там землей.( Речь о тех, кто переехал из степной части Бийского уезда- уезд то один). Приведу пример:
-В землеустроительную комиссию, имеющую быть в селе Ильинском 28 ноября сего 1912 года. Крестьянина Вятской Губернии и уезда, Филипповской волости, проживающего в селе Ильинском ведения 2,3 и 4 Алтайских дючин Дмитрия Ивановича Чурина
Заявление
Переселившись из России приобрел свой дом в селе Ильинском. В первое землеустройство Томской Губернии я не попал, а потому поспешил переехать в такую местность, где земля ещё не была нарезана. А посему покорнейше прошу комиссию дать землю с крестьянами села Ильинское.» Он и ещё 16 человек не получили землю в этом году, но им все равно выделили позднее. Не могу не остановиться на судьбе Чурина Д.И.Он оказался очень работящим и предприимчивым человеком. К 1917 году имел уже свой двухэтажный дом, как и у купца Ефима Бунина, занимался выделкой овчин, земледелием. Желая, наверное, спасти себя и хозяйство, он в двадцатые годы вступает в члены ВКП(б), но позднее волна репрессий не обошла и его. Вернемся к теме.
Конечно, крестьяне не сидели безропотно и ждали, когда же им официально дадут землю. Их деятельная натура не позволяла сидеть без дела. Как в народе говорят «не мытьем, так катаньем» они брали землю, как с разрешения инородцев, так и без в Курзуне, Мариинске, Арбайте, Гремишке и др. местах.Писали свои письма и жалобы в Бийск, Томск и даже в столицу Санкт-Петербург, где земельными делами ведало Министерство Внутренних Дел. Тому есть подтверждение.
«Томскому Губернатору…
-Из переписки,сообщенной Вашим Превосходительством от11 июня сего года за № 5823, по ходатайству проживающих в с. Ильинском, Алтайской дючины, Бийского уезда крестьянина Шипунова и других в числе 36 человек о причислении их к названному селению усматривается, что коренное население означаемого села крещенные – инородцы- калмыки, не взирая на совершенно оседлый образ жизни, считаются тем не менее кочевыми, какое обстоятельство служит главным препятствием к причислению к их обществу упомянутых выше просителей по отсутствию закона, разрешающего крестьянам и прочим сельским обывателям причисляться к обществам кочевых инородцев…
За министра Внутренних дел
Товарищ министра Лыкошин».
Из Губернии последовало следующее предписание:
-Крестьянскому Начальнику 4 участка МВД 22 января т.г. за №1927 сообщило, что перечисление кочевых инородцев, получающих земельные наделы по законам от 23 мая 1896 года и 31 мая 1899 в разряд оседлых следует производить незамедлительно и не ставить его в зависимость от времени выдачи им отводных записей.
Об этом сообщаю Вам для сведения и руководства в дополнение к предложению от13 декабря м.г. за №9668.
Губернатор, камергер
Высочайшего двора ( подпись)
Контроль за исполнением предписаний в Губернском управлении был поставлен, чувствуется, на должном уровне, потому что не получив своевременного ответа из Бийского уезда. Туда шлют следующий документ:
Крестьянскому начальнику 4 участка Бийского уезда
-Не получая до сего времени исполнительные сведения на предложение от 11 марта 1909 года за № 2110 по вопросу об устройстве в с.Ильинском кр. Шипунова и других, крестьянское отделение просит Ваше Высокоблагородие доставить означенныя сведения в самом непродолжительном времени, или донести о причинах, препятствующих доставлению их.
Томское Губернское Управление
Непременный член Барок.
Обращение Ильинских крестьян как видим, ускорило процесс наделения их землей.
Несмотря на официальное разрешение властей о переселении, коренное население считало себя ущемленным в правах на землю и пыталось как то противиться этому. А кое где скрыто саботировать. Такой вывод следует из письма Крестьянского Начальника Родовому старосте 4-Й Алтайской дючины Улачи Костанкину:
-Крестьянин, проживающий В Мукур-Черге Манойла Буньков заявил мне, что родовой староста 28 марта с,г, объявил ему какое-то распоряжение Господина Томского губернатора о том, чтобы зайсаны крестьянам землю в арендное пользование не давали. С родовым старостой был какой-то писарь из инородцев.
Предлагаю Вам немедленно представить мне по сему разъяснительные сведения, а также донести какое распоряжение объявилось 28 марта и с каким писарем был староста.
Конечно, в данном случае был явный обман Бунькова. Но такие протестные настроения были повсюду, только проявлялись они по-разному. Если посмотреть на список селений Песчанской волости, то увидим такие названия: «Барагаш русский», «Барагаш инородческий», «Ильинка русская», «Ильинка инородческая». Почему? Да потому что там образовалось по два земельных общества – русское и алтайское.
Об этом четко изложено в Объяснительной записке руководителя землеустроительных работ, в нем говорится:
-…Обе группы населения с. Ильинского – инородцы и русские вели хозяйство совместно, никакой тенденции к обособлению не замечалось. Огороженная поскотина была в совместном пользовании, сенокосы и пашни были разбросаны у тех и других по всей даче.
Русское наделяемое население выражало желание получить один общий надел.
Инородцы же боясь полной зависимости от более сильной численно и экономически русской группы, определенно заявили просьбу в получении обособленного от русских надела. До землеустройства инородцы, считая себя хозяевами земли, могли диктовать русским пришельцам условия пользования землей и те подчинялись. Теперь же обе группы уравнивались в правах. Не желая раствориться в русской массе, инородцы заявили желание получить особый надел. Была поставлена трудная задача установить границы раздела как угодий, так и усадебной оседлости.
Однако после больших и долгих прений, удалось склонить обе группы населения к обоюдному полюбовному соглашению. Делящиеся пришли к соглашению разделить не только угодья общего пользования, но и село с тем, чтобы инородцы и русские перенесли усадьбы каждый в свой надел.
Инородцы, чтобы добиться согласия русских о сносе усадебной оседлости каждому в свой надел, пошли на большие уступки против того, на что имели право на основании собранных данных о землепользовании. Сознавая всю трудность сноса построек обе группы не могли, конечно, не учесть всей целесообразности такой меры. Какое же будет спокойное и бесспорное пользование в будущем, когда в инородческом наделе будет 38 усадеб русских и наоборот, в русском наделе 16 усадеб инородцев. Споры, ссоры и судьбища имели бы место без конца. Или усадьбы должны были быть снесены, или обе группы должны были получить, по крайней мере, общий выгон. На совместное наделение с русскими инородцы не соглашались, Поэтому приходилось настаивать на сносе построек.
В конце концов обе группы пришли к полному соглашению о разделе и закреплении всё это приговором от 1 июля 1912 года за № 11.Так как некоторые из русских домохозяев, усадьбы которых находились в пределах намеченного инородческого надела, отсутствовала на сходе, то мною отобраны от них особые подписки о согласии перенести усадьбы в русский надел.
Границы пройдены бесспорно, за исключением Арбайтинского, где Арбайтинцы заявили претензии на Куйлу, включенной в Ильинский надел. Граница здесь пройдена строго по землепользованию с необходимым обменом мелких чрез полосно расположенных угодий той и другой стороны, причем со стороны Ильинцев отошло в пользу селения Арбайтинского 12.75 дес. И наоборот 12.30. Поэтому претензия Арбайтинского общества на означенную землю представляется неосновательной.
На каждую наделяемую душу проектировано по 15 десятин удобий.
ДОПРИНЯТИЕ.
-Против 15 десятин нормы в инородческом наделе оказался избыток земли площадью 506.42 дес. Приговором от17 сентября 1912 года за № 13 инородческое общество просит всю излишнюю землю оставить в наделе обязуясь допринять 34 души. Принимая во внимание, что по расположению угодий постоянного пользования отрезку произвести нельзя без нарушений хозяйственных интересов данного общества, ходатайство это следует поддержать пред Общим Присутствием Томского Губернского Управления.
Тем более, что в с. Ильинском есть уже готовый на допринятие контингент лиц, не получивших надела по формальным признакам….
Производитель работ Ключевский.»
Думаю, что комментировать производителя работ нечего. Он полно и откровенно раскрыл все проблемы,которые встали перед землеустройством в то время. Сделаю лишь некоторые пояснения. «Инородческое общество» нельзя воспринимать как чисто алтайское национальное. Оно возникло раньше русского и в нем состояли те, кто переселился раньше других, в нем состояло как минимум десяток русских семей к началу 20 века, а ко времени землеустройства значительно больше, они то и были опорой в споре на сельском сходе.
Часть семей осталась недовольной результатами землеустройства, их поддержала местная землеустроительная комиссия, которая пыталась оспорить результаты в Томском Губернском управлении. Губерния поддержала решение схода и мнение Ключевского, не нашла оснований для удовлетворения жалобы.
Он (Ключевский), например, говорил: « С мнением большинства членов комиссии о частичном изменении проекта раздела общего пользования инородцев и крестьян с Ильинского согласиться не нахожу возможным по следующим основаниям:
…. Инородцы, чтобы добиться от русских согласия на сносе построек уступили им больше того, на что имели право русские».
Следующий аргумент комиссии: « Материальная сторона при сносе усадеб может оказаться не под силу большинству русских крестьян»
Ответ Ключевского: « …но выходит под силу инородцам, усадьбы которых, кстати сказать, гораздо хозяйственно устроены, чем у русских».
Вот тебе и кочевники! Конечно, не везде было так, Но тем не менее возникает гордость за алтайский народ, который мог в то время ( да и сейчас примеров уйма) так работать и обустраивать быт лучше, чем соседи. Теперь о сносе усадеб. Решение было снести и построить заново в своем наделе. С высоты времени оно выглядит как то нелепым, но не будем строго судить наших предков. Они , наверное, действительно почувствовали угрозу потери своей земли и пытались оградить себя от разорения.
К счастью , или нет, но сносов и переездов не состоялось. Какие на то были причины? Во первых указанная выше жалоба. Она была разрешена к концу 1913года..Окончательный акт отвода наделов был подписан 30 ноября 1913 года, где значатся подписи Крестьянского Начальника 4 Участка , Производителя работ, Старост села (русского) – Ковязина Степана Еремеевича, инородческого Табакаева Федора Ивановича ( в 1912 году инор. Старостой был Истомин Даниил).
Во вторых – наступил известный всему миру 1914 год. Война.
В результате землеустройства в русском наделе ( 4975 дес. удобной земли), по нынешнему – пашни, получили землю 332 души мужского пола, как и было намечено – по 15 десятин на душу. Всего 4 семьи отказались от надела.
В инородческом наделе 2542 дес. (удобий) на 104 души мужского пола.- по 24.4 дес. на душу. Здесь получились излишки, поэтому и принято решение о допринятии новых членов. Статистика , как видим, того времени не учитывала детей, а их было в каждой семье много, женщин,то число жителей с Ильинского к 1914 году, с учетом Курзуна, Арбайты, Гремишки намного превышала уровень сегодняшнего дня..Но удивительно , всем хватило земли!
Сложно проходило землеустройство и у соседей Ильинцев – Барагаше. Те же страсти, такое же принято решение. Отличие было в том, что на первом сходе в Барагаше решения никакого достичь не удалось. Об этом говорит такой документ.
РАПОРТ
-Его Высокородию Господину Крестьянскому начальнику 4 участка.
Вследствие личного поручения Вашего Высокородия Родовое Управление при сем предоставляет Вашему Высокородию жалобу от инородцев заселка Барагаш – Аргокова вместе с постановлением по сему предмету Актом Родовых старост от11 мая и доносит, что мира между инородцами с русскими, проживающими в названном выше заселке не состоялось.
При чем большая часть калмык 3 дючины было и соглашались на окончание дела с русскими миром, но инородцы ни под какими предлогами не соглашались говоря, что Вам нас не усмирить никогда.
Родовой староста 4 дючины: Костанкин
Письмоводитель ( подпись).
Конечно, и усмирились позднее и договорились, как провести раздел земли.Нам важно знать свою историю, делать из этого выводы. События тех лет в Ильинке и Барагаше, мне кажется, напрочь отметают легенду о «забитости,. полной неграмотности» алтайцев.С каким достоинством и честью они вели себя в тот период, защищая свои права. И ведь защитили!
Теперь о цене за землю. Может сложиться впечатление, особенно у молодого поколения, что раз наделяли землей, значит отдавали её в частную собственность. Дело было не так.
Все земли Горного Алтая и их недра принадлежали «Кабинету ЕГО Величества», т. е. царю. В народе просто называли «кабинетными», поэтому землю отдавали в аренду крестьянам. В главе 12 договора аренды было записано:
- За отведенный по настоящей записи земельный надел инородцы с. Ильинского обязаны платить оброчную подать, а за лесной надел – особый лесной налог на общих основаниях в размере и порядке, определенных законом».
Подобная запись и в договоре с русским земельным обществом.
Два земельных общества бок о бок прожили до 1919 года. Что отражено, как уже сказано выше, в названиях сел, затем они, формально, были распущены, но фактически, каждый крестьянин работал на «своей» земле, наделенной ему в 1912 году. Впереди моих земляков ждали новые испытания, землеустройство 1925 года, которое проходило тоже в ожесточенных спорах, но в интересах крестьян, потом передел земель начала 30-х и начала 90-х, при которых уже желания крестьян никто не спрашивал.
А. Чичинов г. Горно-Алтайск
Категория: Сельское хозяйство | Добавил: Елена (29.04.2015)
Просмотров: 478 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright "Сельская Новь" © 2018