Суббота, 17.11.2018

Шебалинская районная газета "Сельская Новь"

Меню сайта
Категории каталога
Малый бизнес [138]
За культуру наших сел [107]
Духовная миссия [84]
Здоровье [126]
Права человека [111]
Образование [111]
Из редакционной почты [572]
Наши интервью [141]
Спорт [88]
Объявления [548]
Консультации специалиста [455]
Сельское хозяйство [64]
Анонс [29]
Анонсы предстоящих событий
Хроника событий [540]
Дайджесты событий
Друзья сайта
Наш опрос
Каким интернетом вы пользуетесь?
Всего ответов: 254
Главная » Статьи » Из редакционной почты

Памяти Героя
30 марта 2011 года исполнилось ровно 100 лет со дня рождения нашего земляка, Героя Социалистического Труда Алексея Евгеньевича Попова. Он родился в 1911 году в селе Черга, работать начал в 1937 году в Шебалинском ЧВТ. Более 40 лет проработал водителем в объединении «Совавто-Бийск», не сделав ни одной аварии.
Единственное интервью с Алексеем Евгеньевичем было опубликовано в «Сельской Нови» в 1999 году, автором является Т. Кормина. Сегодня мы предлагаем читателям этот материал под названием Скромно «ушел» человек.
Скромно «ушел» человек
Таких людей на земле не густо. И известность их неслучайна. Они внутренне устроены так, чтобы быть первыми. О них говорят «золотой фонд», а в литературе сравнивают с могучими деревьями. Ведь именно деревья символизируют мудрость земли и неистребимое жизнелюбие. Мудрость их не только от прожитых лет. Скорее, от принадлежности к определенной породе. Той породе людей, которые никогда не жалуются, ни на что не сетуют, не ищут причины. Они надеются только на собственные силы и сколько могут, несут свой крест. Эти люди-труженики, упорные и терпеливые, разумные в каждом своем шаге. Рядом с ними спокойно и тепло. Их жизнь наполнена обычным житейским смыслом, и, наверное, поэтому их можно слушать сколько угодно. В их речи нет мудреных оборотов, но есть сила простоты и правды. В незамысловатом рассказе Алексея Евгеньевича – образ человека, образ жизни, образ времени.
- Родился в Черге в одиннадцатом году. Родители-крестьяне держали середняцкое хозяйство: четыре-пять лошадей, три-четыре коровы, штук 6-7 овец, ну, и птицу разную, кур – обязательно. Земли засевали пять десятин, убирали почти вручную. А когда дедушка косилку купил, стало легче и быстрее. Легшую пшеницу серпами жали.
Кроме меня в семье еще четверо было. Жилось нелегко. Когда 15 лет стукнуло, стал деньги зарабатывать. Приработок хороший был. Отец наладил мне три лошади и препоручил своим братьям. Стал я с ним государственные грузы в Монголию возить. А до того дед с сыновьями возил купеческое, вьючно. Сахар, муку, табак «Дунза» - они, монголы, табак особый курили: ткани возили, чай, зеленый особенно. Ездили на таратайках. Вернее, ехали грузы, а мы пешком – от Бийска до Кош-Агача, чтобы коням легче было. За день, где равнина, подъедешь километра 3-4 и опять идешь.
В тридцатом году отец в колхоз вступил, и нас всех с нашими семьями туда записали. Плохо было. Работали бесплатно, хлеб не родился, все сдавали. Были такие моменты: корова есть – мясо сдай, овечек нет – шерсть сдай, излишки. В колхозе 5 лет проработал, денег не видел. Потом-то перед войной уже наладились колхозы.
Мне полегче было – опять стал грузы возить, уже на колхозных лошадях. Нас в Бийске отоваривали: муку давали, товар какой-нибудь. Потом машины пошли. У меня мечта была – на машину попасть. В тридцать седьмом вышел из колхоза, поехал на Иню с семьей. Там была база ЧВТ, поступил на пожарную охрану, одновременно стал на шофера учиться. Через год приехал из Барнаула инспектор – в области тогда специалистов не было, - я сдал ему экзамены и сел на ЗИС – 5.
В сорок втором меня мобилизовали, но на фронт не угадал. Был в распоряжении Сибирского военного округа, возил грузы для фронта. Тогда немец захватил завод на Украине, промышленность осталась без соды, вся надежда была на нас. Не знаю, зачем она, но очень важная, видимо. Соду производили в Михайловском районе, оттуда мы полтора года возили её на железнодорожную станцию в Кулунду. Потом пригнали заключенных в Алтайлаг, они построили железную дорогу. Нас перебросили. Из Рубцовска возили хлеб, в Монголию продовольствие, авиационный бензин – в Кобду, 350 километров от границы. Ожидали японца. Много где пришлось побывать, тысяч двести изъездил.
После войны снова вернулся в ЧВТ, в Бийске жили. Когда Хрущев заступил, он запретил в городе скотину держать, а мы, деревенские, привыкли к хозяйству. В пятьдесят восьмом переехали в Шебалино, здесь был линейный пункт ЧВТ. Все годы ездил в Монголию. Возили все – от иголки до комбайна. Оттуда доставляли пух, шерсть, кожсырье, кости, зимой – мясо.
«Героя» дали в шестьдесят шестом. Барнаул представил – Управление автопарка края и Крайсовпроф. Я даже не ожидал, был беспартийный. Как-то никто в партию не приглашал, и мне некогда было задуматься. У нас коммунистов много работало, но выбрали почему-то меня. Была большая экономия ГСМ, средств на ремонт. За все годы ни одной аварии. Машину берег больше себя. А она - меня. Трудовая книжка вся исписана благодарностями.
В 1968 году ездил в Москву получать знак «Почетный автотранспортник РСФСР». Три раза в Кремлевском Дворце заседал, был делегатом Всесоюзных съездов профсоюзов. В Горках был, где Ленин умер, тогда-то он хороший человек был.
Тридцать четыре года в ЧВТ отработал, работу свою любил. День-два дома, душа рвется – надо ехать. Когда на пенсию вышел, первое время тяжело было. Зайду в гараж, а чего делать? Потом привык. Сейчас пенсию платят 430 тысяч. «Геройство» никакого весу не имеет. У меня соседи моложе, все больше меня получают.
Восемьдесят шесть лет мне. Хорошо прожил. Работой доволен был, удовлетворяла зарплата, на машине ездить одно удовольствие. С женой Александрой Владимировной 67 лет вместе четверых детей вырастили. Внуки у нас. Дороже их у меня никого нет. Только болит душа – как у них сложится жизнь в такое время? Всю страну развалили.
Вместо послесловия:
По поводу низкой пенсии заслуженного ветерана бесполезно куда–нибудь обращаться. Работники соцзащиты тоже возмущаются: люди с огромным стажем, всю жизнь не покладавшие рук, получают крохи. В то время как другие… Но что делать? Несовершенство законодательства.
Законодательство вещь неодушевлённая. Но неужели настолько, что ничего нельзя исправить, добавить, пересмотреть? Или у нас так много Героев? Или честный руд сегодня не в цене?
Теперь всего этого уже не надо. В ноябрьские праздники земляки проводили Алексея Евгеньевича в последний путь. Он скромно жил и скромно ушел из жизни.
В 1966 году Алексею Евгеньевичу присвоено звание «Герой Социалистического Труда» с вручением «Ордена Ленина» и медали «Золотая Звезда». Награжден знаком «Почетный автотранспортник РСФСР», медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной Войне 1941-1945 г.г.», «Ветеран труда».
По материалу Т. Корминой
Категория: Из редакционной почты | Добавил: Людмила (20.04.2011)
Просмотров: 806 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright "Сельская Новь" © 2018